Координатор сети
ОО "Ресурсный центр для пожилых" 720000, Кыргызстан г.Бишкек, пр. Чуй 162, кв. 27. Тел.:+996 770 89-18-06
www.rce.kg
Самые читаемые
Соцсети
лидер ГСП "ЫРЫСКЫ", соцработник ФГСП "ИВАНОВКА"
Новости

Балкон в Бишкекском доме для престарелых редко бывает пуст, особенно в теплые дни. Здесь можно погреться под лучами солнца, подышать свежим воздухом и первым увидеть посетителей. Им пожилые всегда рады, хоть иногда и не показывают виду.

Старость не в радость

— Ну, как дела, Михаил Архипович? — спрашивает директор учреждения Эркингуль Абдылдаева.

— Да неважно: со здоровьем проблемы, — махнув рукой, отвечает 89-летний пенсионер, медленно передвигающийся с тростью.

— Ничего, весна настала, скоро женим вас. Вон сколько бабушек! Выбрали кого-нибудь? — шутит Эркингуль Абдылдаева.

— Да какую мне бабушку? Я-то уже ни на что не годен, уж как-нибудь сам доживу свой век, — вздыхает наш собеседник.

В доме престарелых ветеран Великой Отечественной войны Михаил Книжников недавно — с конца 2013 года. А когда-то он отстроил двухэтажный дом в Свердловском районе Бишкека, имел семью, детей.

Остаться в живых

— Родился я в 1925 году в Оренбургской области в селе Ташла. Семья большой была — две сестры, пять братьев: Иван, Гришка, Васька, Николай и Володя, — быстро перечисляет ветеран. — Вырастали братья-сестры и разлетались из родительского гнезда. И мне бы пора — да тут война началась. Два брата погибли на фронте, просился и я добровольцем. В часть попал только в 1943 году, в 45-ю бригаду, 63-й стрелковый полк. Стрелок, надо сказать, был я хороший, — не без гордости рассказывает Михаил Архипович.

— Сослуживец был один у меня, кыргыз по национальности, имя уже не помню. Так он мне всегда говорил, «как живыми останемся, приезжай ко мне в Киргизию». «Обязательно», — отвечал я, а сам думаю, как тут живым останешься. Вскоре его ранило, проводили домой. А со временем и меня коснулось. Направление у нас было на Гомель. Только двинулись, как нас немцы сразу прижали. Много полегло бойцов в том бою с обеих сторон. Шарахнуло мне в ногу, кость перебило, по лицу также задело, губу рассекло. Отправили в госпиталь. Врачи ногу осмотрели, решили ампутировать.

Судьбоносные встречи

— Ну, что, думаю, делать нечего. А рядом в палате капитан тяжело раненый лежал. «А если скажут голову отрезать, тоже согласишься?» — спросил он. И знаете, убедил меня, не дал резать. Наложили гипс, а через два месяца, как стал немного ходить, домой отпустили. А там почти каждую неделю вызывали на комиссию — проверяли, годен для службы или нет. Один раз колхоз лошадь даст — 7 километров жили мы от района, в другой раз ходил пешком на костылях. Пока не надоело. Пришел как-то, бросил костыль и говорю, забирайте. Ну и забрали, думал, что на фронт снова отправят, а оказался в Ворошиловградской военной школе летчиков. Я отучился ранее на моториста, вот и стал преподавать там. А в 1947-м демобилизовали.

А там женился, работал как все. Часто переписывался с тем сослуживцем из Киргизии. Пригласил он как-то нас в гости. И так понравилось нам здесь с женой! Тепло, виноград огромными гроздьями свисает, арбузы, в Оренбурге такого не было… Быстро время пролетело. Еще через какой-то период вновь приходит от него письмо: «Командир, приезжай, дом купил тебе!» Жена аж рот от удивления разинула. Так в 1957 году мы переехали во Фрунзе, устроился на кирпичный завод кузнецом. Достроил дома второй этаж, воспитал двух детей — сына и дочку. Оба потом уехали в Россию в Краснодарский край. Сын уже погиб, 60 лет было. Больше 15 лет живу и без супруги.

Ты больше не нужен!

Болеть стал все чаще, да и нога снова дала о себе знать — врачи предложили резать, а я снова не дал.

— Даже машины железные ремонтируют, а тут живой и без ремонта — не бывает так, говорят мне медики, — продолжает свой рассказ Михаил Архипович. — Сейчас, конечно, без лекарств уже никак — целая сумка тут у меня. Спасибо сердцу, что еще стучит — в кузнице закалял да по горам бегал: охотником страшным был.

Как совсем болезни прижали, вызвал зятя из России, быстро продали дом, загрузили вещи в 5-тонный контейнер и поехали к дочери. Было это в 2013-м. Там прожил всего два месяца, прописывать меня они не торопились. Потом дочь претензии начала предъявлять — то не так, это не то, не туда пошел, не то сделал. А потом дочь прямо сказала: «Надоел ты мне, собирайся и уезжай назад». Пошел в милицию, рассказал участковому все как есть. А там говорят: «Один вы такой что ли? Сотни», — вспоминает пенсионер.

— Дело не в деньгах, что дочь с мужем забрали за проданный дом. Да и барахло одному мне не нужно — пусть все забирают. Обидно просто, ведь по-хорошему можно было поступить. Собрал чемодан с одеждой своей. Думаю, на нашей улице друзей было много, по 60 лет вместе прожили, приеду, не выгонят. Попросил дочь взять билет и проводить…

Последняя пристань

Соседи в первое время ветерану, конечно, помогли, даже прописали, чтобы пенсию не потерял. Последний приют (в небольшой комнатке со скромным убранством — кровать, шкаф, две тумбочки и столько же стульев) нашел Михаил Архипович в доме для престарелых. Помогли брошенному ветерану квартальный и журналисты — бюрократическую машину скромным старикам преодолеть не под силу. После публикаций в СМИ подключилась и столичная мэрия.

— Здесь хорошо, директор отзывчивый, понимающий. Предоставили мне отдельную комнату. Государство пенсию исправно платит. Главное — крыша над головой есть. Помирать-то еще не хочется, — на такой грустной ноте и закончил свой рассказ Михаил Архипович.

Всего в Бишкекском доме для престарелых проживает 204 человека, 56 из них инвалиды I и II групп, 39 — лежачих, 3 ветерана Великой Отечественной войны, 2 труженицы тыла, 3 вдовы участника ВОВ. По разным причинам оказались пожилые люди в одном большом доме. У многих из них есть дети и внуки, которые могли бы окружить их заботой и теплом. Наверное, даже не могли бы, а должны были. Ведь те в свое время взрастили и воспитали их, вложили свою душу и силы. «Верите, но дети чаще приходят сюда, чтобы забрать деньги, — сетует Эркингуль Абдылдаева. — В день пенсии появляются здесь как штык, других дат они не помнят. Принесут бутылку кефира, пару яблок или сока, повертятся и уходят. А родительское сердце все прощает. Хоть и жалуются старики, что дети их бросили, а деньги отдают своим отпрыскам».

О старости, как правило, заранее люди не думают. Но период этот ждет каждого. И то, как вы сегодня относитесь к своим пожилым родителям, может коснуться и вас. Хотели бы вы себе такой старости?

P.SЕжегодно на содержание объекта из местного бюджета выделяется 15 миллионов сомов. «На питание постояльцев дома для престарелых пока еще выделяется 55 сомов в сутки, 6,5 сома — на медикаменты. Мыслимо ли трижды в день накормить человека полноценно на такую сумму? Нормы питания с 2014 года повысили до 100 сомов. Постановление правительства есть, но городской бюджет пока не утвердили», — отметила Эркингуль Абдылдаева.

Источник: http://www.24.kg/community/173977-tebya-tozhe-zhdet-starost.html

Видео с нашего канала на Youtube
Новости
Помочь сейчас
Вы можете помочь нуждающимся пожилым людям Помочь сейчас