Координатор сети
ОО «Ресурсный центр для пожилых» 720000, Кыргызстан г.Бишкек, ул.Токтогула 98 Тел.:+996 (312) 88-22-67; +996 (706) 89-18-06; +996 (770) 89-18-06
www.rce.kg
Самые читаемые
Соцсети
FACEBOOK
YOUTUBE
TWITTER
INSTAGRAM
лидер ГСП "ЫРЫСКЫ", соцработник ФГСП "ИВАНОВКА"
Новости

Эпидемии словно приставляют к человечеству зеркало, в котором можно увидеть, кто мы такие на самом деле.

Фрэнк М. Сноуден

Эти короткие заметки — о людях пожилого возраста во времена набравшей силу пандемии. Во-первых, я подтверждаю, что пожилые — главные жертвы COVID-19. Во-вторых, я настаиваю, что пожилые не являются главным источником распространения нового коронавируса. И, наконец, я утверждаю, что люди пожилого возраста могут и должны стать участниками борьбы с нагрянувшей катастрофой и ее последствиями.

 

О развернувшейся пандемии COVID-19 опубликованы информационные материалы, объем которых измеряется уже, наверное, в зеттабайтах. Почти в самом начале драмы прозвучало: люди пожилого возраста особо уязвимы к новому коронавирусу. Эта уязвимость трагически проявляется высокой смертностью пациентов старших возрастных групп.

По данным изначальной китайской вспышки, смертность от COVID-19 у людей в возрасте 80 лет и старше была почти в семь раз выше, чем в среднем у заболевших всех возрастов. Около 80% смертей в Китае пришлись на заболевших в возрасте 60 лет и старше. В США, по состоянию на 16 марта, 80% смертей, связанных с COVID-19, были среди людей в возрасте 65 лет и старше, причем самые высокие уровни смертности зарегистрированы у больных в возрасте 85 лет и старше. 38% заболевших к середине марта итальянцев были 70-летними. ВОЗ сообщила, что более 95% умерших от COVID-19 в Европе были в возрасте 60 лет и старше.

При этом важно понимать, что люди пожилого возраста не являются основным источником распространения инфекции: они — ее главные жертвы.

В качестве причин высокой уязвимости людей пожилого возраста к возбудителю COVID-19 называют сниженный иммунитет и сопутствующие заболевания.

 

Нарушения иммунитета у людей старшего возраста — давно и хорошо известное явление. Чаще всего речь идет о снижении иммунитета, «иммунодефиците», проявляющемся высокой предрасположенностью пожилых людей к инфекционным и другим заболеваниям. Биологи и медики употребляют термин «старческий иммунодефицит», который иногда сравнивают с другими видами приобретенных (есть еще и врожденные) иммунодефицитов, такими как ВИЧ/СПИД.

 
 
 

Вторую группу причин, обусловливающих повышенную уязвимость людей пожилого возраста к коронавирусной и другим инфекциям, составляют хронические заболевания. Диабет второго типа, сердечно-сосудистые заболевания, болезни легких, онкологические заболевания — список обширен. Конечно, от хронических заболеваний не застрахованы и люди более молодого возраста, однако у людей пожилых они встречаются чаще и нередко в сочетанном виде: например, диабет и атеросклероз или заболевание почек и гипертоническая болезнь. Такое сочетание болезней у одного индивидуума врачи-гериатры называют множественной патологией, или «полиморбидностью». Внедрение в организм, ослабленный борьбой с хроническим заболеванием, еще и инфекционного агрессора может приводить к тяжелым последствиям для заболевшего.

По мере своего старения, общество совершает так называемый эпидемиологический переход — от преобладания в структуре заболеваемости инфекционных болезней к преобладанию болезней неинфекционных хронических. Украина — самая демографически старая страна из всех бывших республик угасшего СССР и одна из самых старых стран Европы: относительное число людей в возрасте 60 и более лет в Украине составляет 23,6 %, — чуть меньше, чем в Великобритании (24,4%). Другими словами, мы далеко продвинулись как по пути демографического перехода к стареющему обществу, так и по пути перехода эпидемиологического. И такой наша страна встретила непрошеного гостя — коронавирус нового типа.

…»А что если коронавирусная пандемия — это попытка природы или каких-то других сил улучшить демографическую ситуацию в старых странах, омолодить их?» Я пока не встречал в сети подобных вопросов и предположений. Но во времена кризисов теории заговора расцветают бурно, вытесняя из сознания людей веками складывавшиеся основы общественной жизни: гуманизм, права человека, экономическую целесообразность и, наконец, здравый смысл.

Касательно гуманизма — смотреть эпиграф к этой статье. Отказавшись от гуманного отношения к людям, нуждающимся в особом отношении и защите, мы в итоге можем вступить на путь, ведущий к геноциду. «Конвенция (ООН) о предупреждении преступления геноцида и наказании за него» определяет одну из форм геноцида как «предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее». Невозможно представить, что кто-то и где-то будет создавать условия для инфицирования населения пожилого возраста коронавирусом, но вот рассуждения о «вторичности» нужд пациентов пожилого возраста с коронавирусной инфекцией встречаются в том числе и в странах Европы.

Если ссылка на геноцид покажется кому-то перебором, сошлюсь на другое явление и другой термин — эйджизм. Этот термин был предложен выдающимся американским геронтологом Робертом Батлером в конце 60-х годов прошлого столетия. Под эйджизмом (вслед за Батлером) понимают систематическое применение отрицательных стереотипов к пожилым людям и их дискриминацию. Для сравнения: дискриминация на расовой основе ведет к расизму, на гендерной основе — к сексизму. Батлер видел корни отрицательных стереотипов старости и эйджизма в личном отвращении людей молодого и среднего возраста к старению, болезням, инвалидности, в их страхе перед своим будущим неотвратимым бессилием, «бесполезностью» и смертью.

 

В отличие от геноцида, расизма и сексизма, эйджизм не признан на международном уровне в качестве одной из форм нарушения прав человека, а сами права людей пожилого возраста не оформлены в виде юридически обязывающего документа — такого как, например, конвенция. Подготовительная работа ведется в ООН с 2010 года — медленно и пока без определенной перспективы.

Помимо гуманитарной ответственности, есть и другая, вполне рациональная основа для того, чтобы сосредоточить усилия на сохранении жизни и здоровья людей старших возрастов, в том числе в условиях коронавирусной пандемии. Эта основа — потенциал людей старших возрастов для развития общества. Такой потенциал может быть особо востребован по завершению кризиса, на восстановительном этапе.

Традиционно потенциал развития общества связывают с людьми более молодого, «экономически активного» или «продуктивного», возраста. Люди именно этого возраста составляют основу трудовых ресурсов страны и залог ее экономического развития. Люди же пожилого возраста часто рассматриваются как балласт из-за непомерно увеличивающихся расходов на их социальные и медицинские потребности. Такова экономическая подоплека эйджизма.

Демография и рациональная государственная политика могут предложить совсем другую модель.

Сначала — демография. В стареющем обществе неминуемо уменьшается абсолютное и относительное число людей «продуктивного» возраста при возрастании доли людей поздних, «постпенсионных» или «непродуктивных» возрастов. Общество теряет свой «первый демографический дивиденд» — расширенный объем трудовых ресурсов молодого населения. Однако на более поздних этапах демографического перехода в стареющем обществе формируется «второй демографический дивиденд». Его основу составляет увеличение продолжительности жизни, в том числе и продолжительности жизни без болезней и инвалидности. В результате общество получает дополнительный ресурс квалифицированных работников для своего экономического развития. Один свежий пример, правда, опять из Великобритании: 20 тысяч врачей и медсестер, находившихся на пенсии, вернулись на работу, чтобы помочь в борьбе с эпидемией. Высока вероятность, что такие самоотверженные профессионалы пожилого возраста есть и в Украине.

Теперь — о политике. Демографические дивиденды — как первый, так и второй — не являются потенциалом развития. Они могут стать таковым при осуществлении разумной государственной политики.

 

Аналогично, в стареющем обществе увеличение продолжительности жизни не гарантирует вовлечение работников старших возрастов в продуктивную деятельность. Для привлечения пожилых работников в сферу производства необходимы меры «активного и здорового долголетия»: в сфере здравоохранения (профилактика хронических заболеваний, соответствующие лечение и реабилитация); образования («обучение на протяжении всей жизни»); социального обеспечения (пенсионные реформы). Да, документ государственной политики здорового и активного долголетия был принят в Украине в 2018 году. Но что-то ничего не слышно о его реализации.

Я далек от намерения представлять старшее поколение как основную движущую силу развития общества. Это было бы неверно по той простой причине, что люди пожилого возраста, как и люди любого другого возраста, не составляют однородную группу одинаково мыслящих и действующих людей. Среди них есть как те, кто продолжает работать и создает будущее, так и те, кто, ностальгируя по ушедшей молодости, сожалеет об ушедших временах ненавязчивой заботы государства обо всех. Смена поколений происходит в разных возрастных группах, и среди пожилых людей неминуемо будет уменьшаться число приверженцев государственного патернализма и увеличиваться число тех, кто принимает новый мир как мир своих детей и внуков — и свой собственный.

…У любого кризиса есть два исхода: катастрофа или восстановление. Успех восстановления будет зависеть от усилий всех членов общества, людей всех возрастов. Участниками восстановления могут стать и люди старших возрастов: опытные, образованные, закаленные предыдущими испытаниями на долгом жизненном пути. Нам бы их сберечь — ради них самих и нашего общего будущего.

* * *

В конце научных статей принято декларировать наличие или отсутствие у автора конфликта интересов. Я не претендую на высокую научность предложенного текста, однако считаю себя обязанным заявить о существующем конфликте интересов: на протяжении последних 40 лет своей жизни я занимался вопросами старения как биологического, социального и политического явления. Краткое пояснение: я — врач по образованию, проработал 10 лет научным сотрудником Киевского института геронтологии; затем более 20 лет возглавлял Программу ООН по старению; в настоящее время — старший советник Европейского центра по вопросам политики и исследований в области социального благосостояния (Вена, Австрия).

Все статьи Александра Сидоренко читайте здесь.

#Александр Сидоренко

Фото: © Газета.ру

Источник: https://zn.ua

Пожалуйста следуйте за нами:
20
Видео с нашего канала на Youtube
Новости
Помочь сейчас
Вы можете помочь нуждающимся пожилым людям Помочь сейчас
Мы благодарны за лайк и репост в facebook! Вы можете посетить  страничку ОО "РЦП"
Нажмите в любом месте внутри окна сайта или [ESC] на клавиатуре чтобы скрыть это окно