Когда стареть опасно. Пенсионная реформа в Кыргызстане и ее последствия

 Автор: Сергей Кожемякин

В Кыргызстане продолжается пенсионная реформа. Безо всякой общественной дискуссии и обсуждений нам навязывается накопительная система. Уже сделаны первые шаги по ее внедрению. Но ничего хорошего это нововведение не принесет. И простые расчеты, и здравый смысл, и опыт других стран подтверждают: этот путь является тупиковым. Впрочем, в нашей стране мы к этому уже почти привыкли…

Мысль под запретом

В последние годы нас упорно и старательно отучивают мыслить. В глубоком, истинном значении этого слова. То есть искать ответы на действительно важные, фундаментальные вопросы. Речи политиков, материалы прорежимных СМИ нацелены не на то, чтобы ставить четкие и ясные вопросы, касающиеся нашей жизни, и давать столь же четкие ответы. Напротив – они стремятся как можно более сильнее запутать, оболванить народ. Набор ничего не значащих штампов, общих фраз, малосодержательных лозунгов… Оно и понятно: как можно говорить правду о том, что происходит, если эта самая правда представляет собой отвратительный клубок из грязи, воровства, беспринципности? Ну и тому подобного, от чего порядочного человека может только тошнить… Приходится запутывать настоящую действительность. То есть так поворачивать ту или иную проблему, чтобы у обывателя отключался здравый смысл и появлялась стойкая уверенность: а иначе, как поступает власть, и поступить-то нельзя!

Характерный пример – энергетический кризис. Сколько сил и энергии (простите за тавтологию!) было потрачено руководством Кыргызстана, чтобы убедить нас в том, что никакой вины властей в этом нет. Мол, природа виновата. Мол, засушливый период выпал. А природе – ей приказать сложно. Придется, дорогие граждане, потерпеть. И, разумеется, ни слова о том, что ее – власть, то бишь – давным-давно предупреждали: грядут засушливые года, ни в коем случае нельзя так бездумно и с размахом сливать воду, весь упор делать на гидроэлектростанции в ущерб ТЭЦ и т.д! Об этом молчат. И тем самым извращают проблему, пытаются представить в выгодном для себя свете.

Но дело далеко не только в энергетике. Любая значимая тема подается так, чтобы погасить в человеке саму возможность к критическому мышлению, всестороннему видению этой самой темы. Власти не нужны самостоятельно думающие люди. Ей нужны оболваненные фигурки. Электорат, который послушно, подчиняясь слову – каким бы глупым оно ни было! – с телевизора или трибуны, пошел голосовать «как надо». Возьмем проблему, равной которой по важности сложно сыскать. Это пенсионная реформа. Почему она так важна? Если взять широко, то отношение к старикам – это показатель развития общества, его культуры, всей системы ценностей, имеющейся в данном обществе. Если более узко – пенсионный вопрос касается всех без исключения. И самих пенсионеров, и их детей и внуков. Однако никакой широкой дискуссии по этой проблеме в нашем обществе не было и нет. Будто решается какой-то несущественный вопрос – вроде покупки очередной служебной иномарки. Вот так, тихо и под шумок, нас подводят к главной цели – накопительной пенсионной системе. Делая вид, что задача чисто техническая. Ну, поменяли кое-какие механизмы – и стало лучше. Но почему – лучше? Чем лучше? Неужели нет никаких альтернатив? На эти вопросы нам не отвечают. За нас все решили. И, как обычно, решили не самым лучшим образом. Для подавляющего большинства граждан.

К чему нас готовят?

На самом деле, проблема эта фундаментальная. Нам насильно навязывают чуждый опыт, чуждые этические ценности. Да и просто подготавливается очередной лохотрон для населения. В сентябре прошлого года президент подписал Указ «О мерах по введению накопительной части в пенсионную систему Кыргызской Республики». Пока речь не идет о полном переходе на накопительную систему, она вводится лишь как компонент в уже существующую. Но первый шаг сделан. В том, что будет сделан и второй, сомневаться не нужно: нас готовят не к компоненту, а к целой системе. Накопительной. К чему же это приведет? Вернее, к чему нас ведут? А вот к чему.

Накопительная система предполагает полный индивидуализм в вопросах выплаты пенсий. Никакой солидарности, никакой связи между поколениями. Сколько можешь – столько и накопишь. Получал низкую зарплату? Ну и пенсия будет соответствующая. Ворочал миллионами и имел возможность откладывать на старость? Будешь кататься в масле и икру лопать ложкой. Это сторона нравственная и, по нашему мнению, наиболее важная. В советское время пенсионная система строилась на принципе солидарности поколений. Народ работал на благо государства, и государство обеспечивало человеку надежное существование и безбедную старость – из госбюджета. Как пишут российские авторы, «система советского пенсионного обеспечения строилась, исходя из принципа «страхования без взносов». Необходимые финансовые средства черпались исключительно из выплат, осуществляемых предприятиями или из государственного бюджета. В силу этого советская пенсионная система отличалась исключительной надежностью. Выплата пенсий гарантировалась всей экономической мощью Советского государства и, в отличие от капиталистических стран, не зависела ни от игры экономической конъюнктуры, ни от стабильности каких-то отдельных финансовых институтов (пенсионных фондов и т. п.)… Ни у кого из пенсионеров и в мыслях не могло появиться, что своей пенсии или значительной её части они могут по каким-либо причинам лишиться. Ведь эти деньги им гарантировало ГО-СУ-ДАР-СТВО. И оно, случись что, само решало бы вопрос – где взять деньги для пенсионеров». Либералы презрительно называют такую систему патернализмом, уравниловкой. Оставим это на их совести. Уравниловка была в одном – всем людям гарантировалась жизнь. Никто не мог умереть с голода или от невозможности купить лекарства (в отличие от нынешнего времени, когда уж действительно царит уравниловка – в нищете). В этом уравнивались все граждане. В целом же пенсии зависели и от стажа, и от зарплаты. И, главное, что стариков поддерживал весь народ, все государство. Общество-семья… Что может быть надежнее и крепче такого общества – скрепленного не отношениями купли-продажи (с неизбежным отторжением всех, кто в эти отношения не хочет или не может вписаться), а узами единения и дружбы?

Ну а нам предлагается иной путь – полное рассыпание общества на атомы-индивиды. Каждый сам за себя. В наших условиях путь этот изначально тупиковый. И с культурной точки зрения (западный вариант тотального индивидуализма противоречит устоям нашего мироустройства), и с чисто технической. Накопительная система предполагает направление пенсионных отчислений в специальные фонды, которые станут распоряжаться ими как бизнес-активами. То есть пускать в оборот. А теперь представим, к чему это приведет. Во-первых, значительная часть населения Кыргызстана находится ниже уровня бедности. На самые необходимые нужды не хватает – так что о каких-то отчислениях на старость речи для подавляющего большинства граждан быть не может. Не потянем. Во-вторых, устойчивость нашей финансовой системы – это миф. Тем более в условиях разворачивающегося кризиса. Управляющие компании, которые будут ворочать пенсионными отчислениями, связаны с банками (так происходит во всем мире). А кто даст гарантии, что через десять, двадцать, тридцать лет, когда человек подойдет к пенсионному возрасту, этот банк и эта компания будут работать как ни в чем не бывало? Никто. Так что доверять им свои кровные сбережения на столь длительный срок более чем рискованно. Тем более зная «честность» и «прозрачность» большинства игроков нашей экономики. Даже во вроде бы стабильных Соединенных Штатах в результате кризиса «погорело» большинство пенсионных фондов, а аферы с деньгами пенсионеров на Западе – обычное дело. Что тогда говорить о нас?

Но даже если представить, что фонд, в который вы вложили деньги, останется на плаву и через тридцать лет… Какова в результате будет ваша пенсия? Подсчитаем. Допустим, в месяц вы зарабатываете 5 тысячи сомов (таков, если верить властям, средний размер наших зарплат; впрочем, явно завышенный, мы об этом недавно писали). И отчисляете себе на старость 10 процентов в год на протяжении этих самых тридцати лет. В итоге выходит 180 тысяч сомов. Допустим, доходность управляющей компании составит в среднем 5 процентов (тоже завышенная цифра, учитывая темпы инфляции). Всего – около 190 тысяч. Пенсию вы будете получать лет 15-20. Так вот, даже при этом самом натянутом, оптимистичном варианте ваша пенсия будет составлять 800 – 1000 сомов в месяц. Негусто. Это меньше даже, чем нынешние пенсии. И тем более ниже минимального прожиточного бюджета. Кстати, конвенция Международной организации труда предписывает странам соблюдать определённый минимальный уровень соотношения пенсии и средней заработной платы. Этот минимальный уровень не может быть меньше 40 процентов от утраченного заработка. Кыргызстан конвенцию одобрил, но никакого толка это так и не принесло. И вряд ли принесет. Если переход к негосударственным пенсионным структурам все ж таки будет осуществлен, последние не смогут гарантировать ни высокую доходность, ни минимальные гарантии.

Не те примеры!

Поборники радикального пенсионного реформирования в нашей стране любят кивать в сторону Казахстана и России, где переход на накопительную систему продвинулся намного дальше. Однако даже в этих странах с гораздо более развитой экономикой и более устойчивой финансовой системой раздается все больше голосов против подобной политики. А минусов накопительной системы высвечивается все больше и больше. Например, председатель совета Ассоциации пенсионных фондов Казахстана Айдар Алибаев с тревогой констатирует, что «в существующем виде накопительная пенсионная система не гарантирует необходимого уровня пенсионного обеспечения ее участникам в будущем». «По официальным данным… на 1 сентября 2008 года средний размер пенсионных накоплений составил чуть более 145 тыс. тенге, — заявил он. – Таким образом, при установленной на сегодня сумме пенсионных выплат 250 тыс. тенге в год, или 20 тыс. 800 тенге в месяц, наколенной за 10 лет суммы хватит только на 9,5 месяцев, если человек выйдет на пенсию. О какой старости может идти речь?». Кроме того, многочисленные вопросы вызывает тот факт, что доходность многих накопительных фондов ниже уровня инфляции, а некоторые из них и вовсе уличены в малоприглядных с точки зрения закона и этики операциях. «Напрашивается вывод: финансисты проводили пенсионную реформу для себя, то есть для банков, а не для вкладчиков, ибо главный вопрос – идея о накоплении гражданином средств на достойную старость – фактически не решен», — резюмирует эксперт Алексей Иконников.

В России же и вовсе решили частично отказаться от накопительного элемента пенсии, убедившись в его неэффективности. Дело в том, что доходы того же Пенсионного фонда от инвестирования средств оказываются ниже уровня инфляции. В результате деньги постепенно тают, и что из них останется в итоге – большой вопрос. А вот недавняя новость с другого полушария – с Аргентины, которую нам когда-то расхваливали как успешный пример либеральных реформ (реформы эти, напомним, закончились экономическим крахом и массовыми беспорядками). Там руководство страны объявило, что эксперимент с частными пенсионными фондами полностью провалился, а президент Аргентины Кристина Фернандес подписала указ, согласно которому к государству переходит контроль над 10 частными пенсионными фондами.

Таким образом, накопительная система пенсионных отчислений и невыгодна, и разрушительна по своей сути. Но и нынешнее положение дел никуда не годится. Действующая распределительная система строится из отчислений в Соцфонд. Каковы эти отчисления (каждый работодатель стремится свести их к минимуму, если вообще не проигнорировать), и что происходит с этими деньгами дальше – разговор особый. Ясно одно – средств, которые сейчас идут на пенсии, не хватает нынешним пенсионерам, не хватит и будущим.

Остается один выход – государственное пенсионное обеспечение, когда государство платит пенсии из своих доходов, когда каждый человек вносит свою лепту. Не в виде нынешних отчислений, а всем своим трудом на благо общества. Поможешь обществу сейчас – оно поможет тебе в старости. Но, разумеется, здесь нужно государство не чета нашей существующей госсистеме – только и думающей, как обставить граждан, да снять с себя все обязанности по их обеспечению. Государство должно быть сильным, контролирующим экономику и заботящимся, в первую очередь, не о своем благе (в лице вороватых чиновников и их родичей), а об общем благополучии страны и ее жителей. И если кто-то скажет, что это утопия, мы ответим: ничего подобного. Было бы желание. Тем более, что семидесятилетний опыт подобного развития у нас имеется. Так почему бы им не воспользоваться?